Солдаты 19-го декабря или «Как мне приказали бить людей»

Солдаты 19-го декабря или «Как мне приказали бить людей»

Кампания «За АГС в Беларуси» аполитична, однако мы считаем возможным не написать о событиях 19 декабря на Площади Независимости.

Показать логику, психологию, ожидания солдат, которые оказались по ту сторону щитов — вот цель, ради которой эта статья, собственно, была написана.

Алексей.

На дне рождения моего близкого приятеля я познакомился с его братом — бывшим срочником. Слово за слово, оказалось, что он полтора года отслужил в одной из элитных частей.

А еще Алексей был в армейском оцеплении на площади Независимости 19 декабря 2011 года.

Его история показалась мне интересной не только как история службы в одной из наиболее закрытых частей, но и как живой пример того, что творилось в головах обычных солдат, которых привезли 19 декабря на Площадь.

Он рассказывает о том, что было, хотя и давал подписку о неразглашении. Я обещал ему написать об этом статью, изменив имя и не называя часть.

Военкомат

Алексей отучился два года в ССУЗе в родном городе и забрал документы. Хотел сменить профессию и работу в целом. Через две недели принесли повестку — пришлось поменять планы на жизнь.

«В военкомате мне поставили третью категорию годности, но на областной комиссии посмотрели мои документы и сказали, что я здоров и мне поставят первую категорию. Я сказал, что с моими противопоказаниями первую группу никак нельзя поставить. Со мной согласились, пообещав поставить третью».

Однако на сборном пункте фамилию Алексея назвали среди тех, кому поставили первую категорию годности. Ребят посадили в автобусы и увезли.

Дедушки

«Дедовщина в том или ином виде проявляется: всегда есть духи и деды. Хотя, у каждого был выбор:  жить по уставу или дедовщине. Абсолютное большинство жило по дедовщине. Жить по уставу — выполнять все от и до – просто нереально».

«От и до» означает, что за такой выпендреж и единоличие тебя накажут: деды будут через день в наряд отправлять — будешь спать только половину ночей. Днем физические нагрузки, ночью в наряд — рано или поздно солдат сломается и сделает правильный выбор в пользу жизни по дедовщине.

«Хотя, беспредела и анархии, которыми пугают призывников в фильмах, не было. Дедовщина завязана скорее не на насилии, а на деньгах: купить что-то деду, принести что-то, дать позвонить, угостить сигаретой. Просто так никогда никого не били, не унижали. А вот от начальства  можно было получить. Некоторые из командующего состава могли, очередной раз напившись, просто так заехать по лицу».

Насилие не является способом «опустить» служащего. В каждой части свои «механизмы» унижения солдата. В части Алексея, чтобы опустить солдата в глазах других, надо было слегка ударить его по лицу половой тряпкой.

 

Служба в элитной части

«Стреляли два раза в неделю. Причем, стреляли по два-три рожка — просто надоедало уже. А так много было потому, что дедам стрелять было лень. Они отдавали первому призыву рожки, потом забирали гильзы. По гильзам строгий отчет. Потеряешь одну гильзу — один день губы получишь, а губы боялись все».

Если тебе служить интересно, не только для карьеры, но и просто для себя — все возможности для этого есть. Любые достижения поощряются, ценятся исполнительность и открытость.

 

Первое боевое задание

19 декабря солдат подняли по тревоге в 20:00. Часть солдат получили автоматы без патронов, часть — с резиновыми пулями. Оставшимся, включая Алексея,  автомат не дали – дали дубинку.

«Нам дали приказ стоять в заграждении и отталкивать людей щитами. Прорывающихся пускать под щит, бить по ногам дубинками и выталкивать обратно».

Получившие автомат получили другой приказ: в случае, если толпа выйдет из-под контроля — стрелять по головам.

«Чтобы ты понимал: если резиновой пулей из калаша попасть в руку ниже локтя — перелом обеспечен».

 

Площадь Независимости

«Первые минуты было страшно. Людей было очень много и было чувство, что нас могут смести и не заметить. Тогда руководство нам стало говорить, что, мол, беларусы не агрессивные, нападать не будут. Один раз палкой получат и все».

Солдаты были готовы и хотели бить людей. Агрессию накручивают, агрессию взращивают – ее хочется выплеснуть. Никто не думал, что по ту сторону щита могут оказаться собственные мама и папа, девушка — об этом просто не задумывались.

Зато каждый хотел отработать те приемы, которым их научили за время службы. Скандирования вроде «Милиция с народом» вызывали лишь улыбку.

«У всех было приподнятое настроение и чувство участия в важном событии. Злость, злость, злость к неясному до конца врагу… Я не сразу на гражданке смог в себе эту злобу и агрессию задавить, но они были у каждого».

Такую агрессию взращивают с первых дней. Сначала дедушка на тебе отрабатывает приемы, а ты можешь только закрываться от ударов. И, с одной стороны, тебя учат беспрекословно выполнять приказ, с другой обучают агрессии и желанию бить.

«Милиция не с народом. Милиция с теми, кто отдает приказ. Солдаты очень боятся губы, дисбата или тюрьмы. Очень боятся. Не хочется и звездочку потерять».

Разные ребята, разное воспитание и образование, но никто не думал о неподчинении.

Всем не терпелось ударить участников митинга.

«Помнишь, потом в оппозиционных СМИ подхватили информацию о том, что в соцсетях ребята хвастались, мол, как они на площади наваляли всем. Это правда. И очень немногие из этих ребят понимали суть происходящего. Им приказали — они выполнили. Даже тут конкуренция была: за звездочки, премии».

Алексею легко рассказывать и отвечать на мои местами наивные вопросы. Я даже рад за него — сейчас у него совсем новая жизнь.

 

После…

А потом солдатам вручали грамоты за успешное выполнение… Алексей не помнит, как назвали это событие: операция, задание, боевые действия, – ему такую грамоту не дали. Алексей не ударил ни одного человека — частично нарушил приказ и, конечно, об этом доложили начальству.

А потом, в январе, был дембель. И хорошо, что так быстро, ведь неизвестно, как могли поступить с солдатом, которому нельзя доверить спецоперацию.

Много месяцев сна, работа над собой — агрессия к врагам народа, пятым колоннам и НАТО уходила, все больше становилось здравого смысла.

«Идти ли в армию? Решайте сами, но, пожалуйста, всегда оставайтесь гражданами».

Федор Масленников

http://ags.by

Падзяліцца:

Каментары

  1. Зьміцер (Jan 12, 2012:20:16)Адказаць

    Усё праўда. Я там служыў у 2002-2003, падцвярджаю — менавіта ТАК сябе і адчувалі, і паводзілі.

  2. Зьміцер (Jan 12, 2012:20:40)Адказаць

    Усё праўда. Я там служыў у 2002-2003, падцвярджаю — менавіта ТАК сябе і адчувалі, і паводзілі.