Андрей Ким: Испытательный срок для Дашкевича

Андрей Ким: Испытательный срок для Дашкевича

“Я не знаю, зачем это делается. У этих действий нет логического обоснования, какое бывает у пыток, как бы ужасно это ни звучало. Обычно такие действия хоть чем-то обоснованы — например, из человека выбивают признательные показания. Меня самого так пытали. Но здесь, похоже, просто пытаются сломать человека как личность, и обосновать это чем-то кроме жестокости тех, которые это делают, я не могу. “

Дима Дашкевич, лидер «Молодого фронта» Беларуси, получил два года после 19 декабря 2010 года. Он сидит сейчас в колонии и с тех пор, как заехал туда, непрерывно находится в ШИЗО – штрафном изоляторе. В первую ночь, когда прибыл, он простоял всю ночь в коридоре на растяжке. И когда утром от него потребовали идти на работу и он не смог этого сделать, его отправили в ШИЗО. С этого начался его «исправительный путь» в колонии города Горки под руководством начальника Ковалева.

Официально больше 15 суток в ШИЗО давать нельзя, поэтому они выпускают Диму и тут же заводят обратно. Если человек много «нарушает», его отправляют в ПКТ – помещение камерного типа. В итоге Диму туда и отправили на месяц. В ПКТ ему жилось хорошо, потому что, хотя там на самом деле все плохо, но хотя бы есть одеяло и можно писать и читать. Но когда после ПКТ его обратно отправили в ШИЗО, Дима объявил голодовку.

Собственно, какие условия в ШИЗО? Они совершенно пыточные. Температура приближается к нулю, она значительно ниже, чем температура на улице. Вещи запрещены: ни одеяла нет, ни какой-то кофты, ничего – только тонкая хлопковая тюремная роба, которая не греет. Соответственно, если человек смог заснуть на час, то потом ему надо полчаса отжиматься, чтобы согреться. Спать фактически он там не может.

Также для Димы принципиально как для христианина иметь при себе Библию. Но нельзя. Также нельзя читать и писать. Уж я не говорю о том, что письма ему вообще не приносят. Когда приходит письмо, его вызывают и он расписывается в акте, что письмо будет сожжено.

Кроме того, там и с кормежкой сплошное издевательство: вряд ли бы ты, читатель, стал это есть.  Из обстановки в камере ШИЗО есть только параша и железная кровать, которая на день пристегивается к стене, так что целый день нет возможности ни полежать, ни посидеть.

Мы ездили с адвокатом к Диме в колонию, но адвоката не пускали, письма не доходили. Приехали, провели там пикет, всех участников арестовали на 15 суток. После этого адвоката пустили, и вот тогда выяснилось, что все это время Дима в ШИЗО. Через адвоката Дима передал, что объявляет голодовку. Его требования минимальны: он просит одеяло и Библию. Даже выполнение этих требований не сделает условия радикально лучше, но Дима хочет иметь возможность читать и иметь при себе Библию и хоть немножко иметь возможность спать, не умирая от холода.

Дима Дашкевич, как я уже писал, лидер «Молодого фронта». Это организация, известная своей принципиальной позицией и непримиримостью. И Дима тоже очень принципиальный человек. Организация при этом христианская, ненасильственная.

Диму арестовали 19 декабря за то, что он якобы пошел гулять с гвоздодером и напал на людей, избил их. Ему дали два года по статье «хулиганство». Обычно, когда людям дают срок (я имею в виду политических заключенных), от них отстают. С остальными заключенными так и обстоит сейчас. Но с Димой отдельная история, на него оказывается, не побоюсь этого слова, беспрецедентное давление. Я с таким еще не сталкивался.

Я не знаю, зачем это делается. У этих действий нет логического обоснования, какое бывает у пыток, как бы ужасно это ни звучало. Обычно такие действия хоть чем-то обоснованы — например, из человека выбивают признательные показания. Меня самого так пытали. Но здесь, похоже, просто пытаются сломать человека как личность, и обосновать это чем-то кроме жестокости тех, которые это делают, я не могу.

Дима не был настроен на голодовку. Он был намерен сидеть спокойно. Он уже отсидел один срок – полтора года. И отсидел спокойно, так же хотел и в этот раз. После этого у него, правда, испортилось здоровье. Его и тогда пытали и в лес вывозили, к дереву привязывали.

Условия у всех белорусских политзеков не очень хорошие, но у Димы условия хуже всех, они переходят границы привычного. Нельзя заставлять человека два месяца жить в условиях нулевого температурного режима, полуголода и без права на свободу совести: без встреч со священником и чтения Библии.

Из блога Андрея Кима:

http://grani.ru/blogs/free/entries/191435.html

Падзяліцца:

Каментары

  1. belarus (Sep 15, 2011:17:22)Адказаць

    Трэба, Андрэй, быць (супертупым) супернеразумным, каб казаць “я не знаю, зачем это делается”. Мне здаецца, усё больш чым навідавоку