Калиновский — кость в горле для многих продажных тварей

Калиновский — кость в горле для многих продажных тварей
21 декабря состоялась конференция, посвященная событиям 1863-64 годов «Паўстанне ці шляхецкая рэвалюцыя», организованная Институтом белорусской истории и культуры.

В беседе с корреспондентом «Салідарнасці» ученый секретарь института историк Анатолий Тарас представил свой взгляд на события тех лет и личность Кастуся Калиновского.

“Сегодня можно условно выделить три основные концепции трактовки восстания 1863-64 годов. Первую я бы назвал «российской», потому что большинство ее сторонников находится в России. Их точку зрения разделяют и местные западнорусисты.Суть этой концепции такова: восстание 1863 года – мощная провокация стран Запада. Прежде всего Франции и Англии, которые, как мы знаем, незадолго до восстания одержали полную победу над Россией в Крымской, или Восточной войне 1853—56 годов. Решив снова «прощупать» Российскую империю на прочность, западные политики подговорили глупых, но самонадеянных поляков восстать. Мол, Россия испугается новой большой войны и предоставит Польше независимость (вместе с территорией Летувы и Беларуси или без – это обсуждаемый вопрос).

Таким образом Запад якобы рассчитывал вновь надрать России хвост. Россияне ведь искренне уверены в том, что во все времена, чуть ли не со времен древнего Рима, Запад маниакально ненавидит «святую Русь».

Понятно, что если брать на вооружение эту концепцию, роль белорусов выглядит смешной и жалкой. Кто-то где-то кого-то поманил, чего-то пообещал, и они, как дети, задрав штаны, побежали вслед.

Другая концепция, которая существует, «польская». Согласно ей, это было героическое восстание мужественных поляков – поляков в широком смысле слова, включая пресловутую «польскую шляхту литовского происхождения», их героическая борьба. Эти герои мечтали и надеялись вырвать в отчаянной борьбе свободу у проклятого царизма, который опять-таки, проиграв недавно войну англичанам и французам и опасаясь новой схватки с ними, вынужден будет пойти на попятную. Герои-поляки сражались, как львы, но, увы, проиграли, поскольку Европа их предала.

Здесь, как видим, центр тяжести другой. Инициатива исходит от Польши. Понятно, что с этой концепцией нам тоже ничего не светит. Ведь согласно этой концепции, глупые литовские, белорусские, украинские крестьяне не поддержали героев-шляхтичей, поэтому революция захлебнулась в собственной крови”, — рассуждает историк.

Роль белорусов ему представляется иной.

“Третья точка зрения в том, что это была попытка шляхты всех земель бывшей Речи Посполитой — Польского королевства, Жамойтского староства, Великого княжества Литовского, Руси (так традиционно называли Украину в Речи Посполитой) — путем вооруженной борьбы вырвать свою свободу из лап царизма и восстановить Речь Посполитую как конфедерацию Польши, Литвы (Беларуси), Жамойтии (Летувы) и Руси. Отсюда, кстати говоря, знаменитый лозунг повстанцев – «За нашу и вашу свободу!»

И мы сторонники именно этой концепции. Исторические факты свидетельствуют о том, что Литовский провинциальный комитет, который возглавлял Калиновский, возник независимо от Варшавского комитета и готовил восстание самостоятельно. Вполне вероятно, что он самостоятельно поднял бы восстание в Литве (т.е. в Беларуси с Жамойтией) и Инфлянтах (бывшей Ливонии).

Но поляки начали первыми. Если вы помните из курса истории, в Вильне чуть ли ни две недели совещались наши руководители (Калиновский, Звяждовский, Верига, Чахович и прочие), размышляя, как им быть. В итоге пришли к выводу, что нужно присоединиться к полякам.

Здесь акцент уже другой. Объединиться с поляками надо потому, что вместе легче добиться победы. Но цель борьбы литвинов-белорусов – не Польша «от моря и до моря», а конфедеративная Речь Посполитая, где Литва-Беларусь имела бы полную автономию.

Вот три основные концепции, представители которых уже давно ожесточенно спорят между собой. И вряд ли когда-нибудь придут к единому мнению. Ведь разногласия обусловлены не отсутствием доказательств, а исходными установками участников полемики”, — подчеркнул Анатолий Тарас.

По итогам конференции будет издан сборник. Редактировать статьи в нем историк будет именно под таким углом зрения, чтобы чтение книги подводило к основной мысли – это была попытка достижения автономии Литвы-Беларуси.

“У нас в этом году вышел добрый десяток интересных книг, где восстание Калиновского рассматривается с разных сторон. Становятся известны все новые и новые детали.Взять, например, биографии участников восстания. На территории Российской империи (без этнической Польши) только сослано было около 12 тысяч, несколько тысяч погибло в боях. 128 человек было казнено на нашей территории. Получается более 15 тысяч человек. И это ж не простые крестьяне были – в основном шляхтичи и горожане. В принципе, можно написать о каждом. Поэтому процесс открытия все новых и новых фактов может продлиться еще лет 50.

Сейчас многие наши исследователи ищут и находят подтверждения правомерности этой третьей концепции.

Я смею предположить, что калиновцы согласны были бы получить автономию и в составе Российской империи. Но только кто бы им дал?! Они прекрасно понимали, что наши земли в силу экономических условий, неразвитости самосознания народа, в первую очередь крестьян, не способны были самостоятельно достичь, а главное – отстоять свою независимость. Надеяться на победу в сражении с царизмом можно было только вместе с поляками, украинцами, жамойтами и латгалами.

А получить автономию от россиян было невозможно. Вспомните: в 1917 году делегаты от Беларуси просили Временное правительство России об этом. Так их в Петрограде не захотели даже услышать! И в современной России самоуправление – очень больной вопрос. Что вы хотите – азиатская деспотия! За последние 300 лет в плане самоуправления территорий в России ничего не изменилось”, — отмечает историк.

По его словам, российские «любители истории», стоящие на великодержавных шовинистических позициях довольно внимательно следят за тем, что происходит в Беларуси. “Идет жесткая полемика, особенно на интернет-сайтах. Россияне все время высказывают свою, мягко говоря, озабоченность в отношении тех взглядов и концепций, которые высказывают национально ориентированные историки нашей страны.Но до тех пор, пока россияне будут продолжать талдычить о каком-то своем старшинстве, о «руководящей и направляющей роли Москвы», нам с ними просто не о чем говорить”, — подчеркивает Тарас.

«Калиновского не хотят поднимать на щит, потому что он по многим позициям неудобен»

По мнению историка, личность самого Кастуся Калиновского тоже неоднозначно рассматривается разными историками. “В учебном пособии по истории Беларуси для учеников 10 класса Якова Трещенка есть даже специальный параграф под названием: «Гістарыяграфічны міф пра Вікенція (Кастуся) Каліноўскага», где жирным шрифтом выделена фраза: «Паводле этнічнай ідэнтыфікацыі, ён быў палякам і ніколі не называў сябе беларусам» и делается вывод «ніякіх аб’ектыўных падстаў для ператварэння В. Каліноўскага ў «нацыянальнага героя беларускага народа» не існуе»…

Покойный Яков Трещенок – личность абсолютно одиозная, как историк он ничего собой не представлял. «На рубль амбиции, на копейку – амуниции». Его заявления о Калиновском лишний раз это подтверждают.

То, что Калиновский был белорусом, для меня – несомненный факт. И вот почему. Во-первых, свои «Листы з-пад шыбеніцы» он написал на родном языке. Написал тогда, когда уже смотрел в глаза смерти. Перед смертью люди не лгут. Какие еще нужны доказательства?

Во-вторых, тот же Муравьев предлагал Калиновскому заменить смертную казнь ссылкой в Сибирь, если он скажет, что действовал по заданию Варшавы. Такой вот любопытный факт. Калиновскому нужно было всего лишь публично сказать: сам-то я, братцы, не виноват, поляки подбили, они все и придумали. Получишь после этого 20 лет каторги или даже ссылки, но это не смерть. А лет через 10-15, глядишь, царь тебя помилует. Калиновский отказался.

Вопрос оценки личности Калиновского заключается в том, какой из трех вышеизложенных концепций придерживается тот или иной автор.

Если он стоит на национальных позициях, для него Калиновский – белорус и герой, боровшийся за свободу нашей страны.

Если на позициях польских, то для него Калиновский — поляк, который сражался за восстановление унитарной (а не конфедеративной) Речи Посполитой.

Если же он стоит на пророссийских позициях, то для него Калиновский – агент поляков, пытавшийся развалить «святую Русь». Все достаточно просто.

Но это наша страна и наша история, и мы должны искать то, что объединяет, а не разъединяет именно нас, белорусов. Главным приоритетом должно быть для нас национальное. А если мы будем в качестве критерия брать религиозные или политические воззрения, или проблемы социального равенства – неравенства, мы никогда не договоримся. Национальное выше и социального, и материального, и религиозного, и политического факторов. Только путем формирования национального сознания и самосознания мы сможем объединять свой народ”, — уверен Анатолий Тарас.

Но почему-то выходит, что герой Беларуси, который должен нас объединять, для властей как кость в горле. Орден Калиновского упразднили, а главный идеолог Вадим Гигин в своем журнале «Беларуская думка» прямо пишет о нынешней юбилейной дате: «Конечно, праздновать тут нечего, поскольку этот экстремистский боевой листок [«Мужыцкая праўда»], издававшийся группой польских радикалов, не делает чести ни нашей литературе, ни публицистике».

На это Анатолий Тарас заметил, что Калиновский кость в горле не столько для властей (то есть чиновников), сколько для тех продажных тварей, которые суетятся под покровительством государственных учреждений. “Это не значит, что их суета совпадает с приоритетами государственной политики.

На мой взгляд, нашим чиновникам Калиновский абсолютно безразличен, их волнуют более важные для них проблемы, как то контроль денежных потоков, торговля газом и нефтепродуктами, займы и прочее в том же духе. А вопросы национальной истории они своим бездействием и равнодушием отдали в руки безответственной шушере, которая в основном стоит на позициях так называемого «западнорусизма» (главный тезис западнорусизма таков: белорусы – это западная часть великого русского народа, испорченная польским влиянием). Вот эта публика — из числа журналистов, историков, литераторов, идеологов — фактически находится на содержании различных российских организаций. Систематически они получают своего рода доплату к окладам по основному месту работы в виде грантов, субсидий, гонораров, финансирования их интернет-сайтов, проводимых ими мероприятий, оплаты поездок на всевозможные семинары, симпозиумы, конференции, совещания…

Другой момент, Калиновский, как всякий бунтарь, неудобная личность для любой власти. Возьмите его тезис: «Не народ для ўрада, а ўрад для народа». Можно сколько угодно печатать этот лозунг на первых страницах газет, все равно в жизни мы видим обратное. А Калиновский прямолинейно долбил: власть должна служить народу! Какому же чиновнику это понравится?

В-третьих, Калиновский был радикален в своих взглядах. Радикально высказывался по поводу дворян-землевладельцев, радикально был настроен против православия. И этот его радикализм многих пугает по сей день.

Вот и получаются, что одни Калиновского отвергают, другие некритически поднимают на щит, а третьи пребывают в определенном смятении.

Наша позиция такова: Калиновский – патриот Беларуси, герой белорусского сопротивления деспотическому режиму, его можно и нужно поднимать на щит, но это не значит, что буквально каждое его высказывание следует воспринимать как истину в последней инстанции, тем самым доводя до абсурда”, — сказал историк.

По его словам, белорусские оппозиционеры не правы в том смысле, что превратили Калиновского в идола, в жупел. “Калиновский был человеком и как всякий человек имел свои достоинства и свои недостатки. Мне кажется, его лучше трактовать как молодежного культового героя, как романтический персонаж. А это лучше всего делать, используя образ Калиновского не в политической полемике, а в искусстве.Вот хорошо бы снять большой игровой фильм о Калиновском. Еще лучше – телевизионный сериал. Серий этак на 30. В романтическом ключе, чтобы там была и любовь к женщине, и любовь к Отчизне, и возвышенные мечты, и столкновения с грубой реальностью, терзания, переживания, приключения с погонями и перестрелками, уход от полицейских ищеек, арест в результате предательства, психологически напряженные допросы. И смерть на эшафоте как шаг в бессмертие.

Надо также создавать, – что очень важно в современный период – интерактивные игры. «Сыграй в Интернете в восстание 63 года и победи русский царизм!» «Разыграй разные варианты судьбы Калиновского – бегство из тюрьмы, партизанская борьба в лесах, эмиграция и участие в Парижской коммуне, создание нелегальной партии вроде эсеровской с боевой организацией, уничтожающей царских губернаторов и их опричников, начиная с Муравьева-вешателя…»

Вот так, мне кажется, надо пропагандировать Калиновского. Как Че Гевару, силуэт которого запечатлен на миллионах плакатов в разных странах и на миллионах маек, которые носит молодежь по всему миру. Калиновский — это наш Че Гевара. Хотя правильнее сказать, что Че Гевара — кубинский Калиновский. Ведь этот врач из Аргентины стал героем кубинской революции через 100 лет после Калиновского.

А превращать его в какого-то бронзового идола… Он для этого не подходит. В моем понимании, Кастусь – романтический образ, вдохновляющий молодежь на борьбу, на сражение, на подвиги”, — подытожил Тарас.

Падзяліцца:

Каментары