После суток в солигорском изоляторе у меня начала гноиться кожа

После суток в солигорском изоляторе у меня начала гноиться кожа

У солигорчанина Ивана Шило, отбывающего сутки в изоляторе временного содержания, резко ухудшилось здоровье. Со скандалом он добился, чтобы его осмотрел доктор. Из камеры парня забрали в больницу.

— У камеры антысанітарныя ўмовы, — рассказал корреспонденту «Салідарнасці» Иван Шило. — Яна ўяўляе сабой памяшканне тры на чатыры метры, якое не праветрываюць. Там можа знаходзіцца да 15 чалавек. Падлога ў камеры мокрая ад кандэнсату. Туалет — гэта дзірка ў падлозе. Над ею два кранікі: адзін для змыву, другі для пітной вады. І побач з туалетам, на адлегласці 30-40 сантыметраў, дзе невыносна смярдзіць, прыходзіцца спаць людям. На прагулкі вязняў не выводзяць.

Еще во время первой отсидки после задержания в молчаливой акции протеста Ваня писал жалобы в администрацию Солигорского РОВД, начальнику изолятора, в прокуратуру и санитарную службу, но ответов не дождался. Он сомневается, что его письма дошли до адресатов.

После первого ареста Иван вышел похудевшим: в камере парень объявил голодовку. Во второй раз из изолятора он попал в больницу: обострилась болезнь — атипичный дерматит.

— У мяне па ўсім целе з’явіліся сып, плямы, пачала гнаіцца скура, — рассказыват собеседник.

Еще в прошлую пятницу он попросил вызвать врача. Медицинской помощи пришлось добиваться со скандалом. Сотрудники изолятора посылали Шило матом. По иронии судьбы парень отбывал наказание за нецензурную брань. Лишь во вторник Ваню осмотрел доктор и отправил его на лечение в больницу. После выписки он ждет, что его снова заберут в изолятор: осталось отсидеть двое суток.

— Пойдешь еще на акцию в среду? — спрашиваю у Вани.

— Гэта для мяне вялікае пытанне, — задумался парень. — Я прыехаў да бацькоў на вакацыі, і больш за палову месяца правеў у камеры. Таму, напэўна, не.

В первый раз его задержали на площади и осудили за неподчинение требованиям сотрудника милиции. Тогда за решеткой оказались брат и отец Ивана. Маму тоже наказали за участие в акции — штрафом.

13 июля Ваню взяли за несколько минут до начала акции в универмаге «Солигорск» двое в штатском. Сначала для письменных объяснений, а потом вдруг появился протокол о хулиганских действиях, якобы Ваня ругался матом.

 — Намеснік начальніка міліцыі Генадзь Крывальцэвіч мне сказаў: «Як і абяцаў, калі з’явішся на плошчы, дам табе 15 сутак. Ен афіцэр, і слова свае стрымаў, — говорит Иван Шило.

Живя в районном центре, надо иметь мужество, чтобы выйти на площадь, зная, что тебя задержат и посадят на сутки.

Судьей на процессе был Александр Буравцов, тот самый, который судил правозащитницу Яну Полякову. Напомним, позже женщина покончила с собой.

Судья не удовлетворил ходатайство Ивана Шило о переносе рассмотрения дела, чтобы на нем смогла присутствовать его адвокат, и у него было время на поиск свидетелей. На суде милиционер, который на протяжении трех часов брал с него письменные показания, заявил, что в глаза его не видел. Протокол опроса исчез, а вместо него появился новый, в котором говорилось, что Ивана задержали за нецензурную брань. Когда Ваня заявил ходатайство о предоставлении видеозаписи за время его пребывания в РОВД, выяснилось, что «камера наблюдения в тот день не работала».

Иван уверен, что революции по средам обязательно выльются в новую форму протеста.

— Улада прайграла. Тое, што зараз адбываецца ў краіне, гэта, як дрыгва. Чым больш рухаў, тым горш.

Семья Шило в Солигорске известна своими политическими взглядами, за которые не раз подвергалась преследованиям со стороны властей. Иван – заместитель председателя зарегистрированной в Чехии организации «Молодой фронт». В 2008-ом Ваню исключили из школы перед последним экзаменом с мотивировкой «нарушение внутреннего распорядка школы, который запрещает ученикам участвовать в несанкционированных акциях». Не дав получить аттестат, парня забрали в армию и через 10 месяцев комиссовали по состоянию здоровья. Сейчас Иван учится в университете в Польше по программе Калиновского.

Татьяна Гусева, Солидарность

Падзяліцца:

Каментары